Валентин Юдашкин. «Создание свадебного платья – это целая жизнь»

23/07/2017 • Featured, Великие люди, ИнтервьюComments Off on Валентин Юдашкин. «Создание свадебного платья – это целая жизнь»1862

Российский художник-модельер, народный художник России. Кавалер ордена Французской Республики «За заслуги в искусстве и литературе» и ордена «Почетного Легиона». Модели кутюрье хранятся в Музее костюма Лувра, в Калифорнийском музее моды, в Государственном Историческом музее в Москве, в Международном музее олимпийских игр, в музее Метрополитен в Нью-Йорке. Первая коллекция была создана 1987 году, а в 1991 году, представленная на Неделе Высокой моды в Париже, коллекция «Фаберже» принесла дизайнеру настоящий успех. Сейчас под брендом Valentin Yudashkin выпускается одежда класса Haute сouture и prêt-a-porter, сумки, обувь, ювелирные украшения, очки и другие аксессуары, а также линия товаров для дома La Maison.

– Сколько Вы готовите коллекций к каждому новому сезону?

– Haute сouture, Свадебный салон, готовая одежда – рrêt-à-porter и отдельно – джинсовая линия, всего четыре коллекции.

– Существует ли какой-то стандарт на количество моделей для каждой коллекции сезона?

– Сейчас в Европе нет стандарта на количество моделей в коллекциях. У всех по-разному. Дом моды Valentin Yudashkin к каждому новому сезону обычно создаёт 40-45 моделей Haute сouture, примерно столько же – Свадебный салон, готовая одежда – это еще около 150 моделей. Ну и отдельная история – индивидуальные клиенты. Здесь никогда нет какой-то точной цифры.

– Многие модельеры любят переносить какие-то характерные мотивы из одной коллекции в другую. Есть ли что-то в Ваших моделях, что Вы сохраняете от сезона к сезону?

– Ничего не повторяется. Даже если говорить о более коммерческой готовой одежде. А уж если о свадебных платьях, то это всегда уникально. Когда мы шьем на заказ, специально для конкретного человека, это все в единственном экземпляре и очень индивидуально.

– Как долго проходит с момента обсуждения до получения готового изделия заказчиком?

– В лучшем случае 6 месяцев, а так обычно – год. Это очень долгий процесс. Необходимо учитывать, где клиент живет, условия примерок, мой личный календарь полетов и поездок, составить общую картину жизни. Если клиент готов на все эти муки счастья, значит, мы договариваемся и подписываем контракт.

– Указывая при этом уже конкретные сроки?

– И сроки, и примерки, и где эти примерки будут проходить – в Москве в La Maison Couture, или выездной группе надо будет лететь в Дубай, в Лондон, в Азербайджан и ещё куда-то. География наших клиентов обширна. Работает целая команда. В том числе и поставщики материалов – и итальянские, и французские, которым требуется около двух с половиной месяцев для подготовки материалов для одного платья.

– Как быстро меняется мода на свадебные платья? Или мода на них консервативна?

– Никакой консервативности нет. Сейчас даже для Ближнего Востока предлагаются свадебные наряды порой очень обнаженные и декольтированные. Лет десять или двадцать назад такое было невозможно. Мир меняется. В интернете, в инстаграм легко увидеть, чем девушки сегодня живут, какой жизнью. И мода меняется как жизнь. Меняются и невесты, и платья, и страны разного вероисповедания. Само время меняется. В моей практике дамы выходили замуж и в черном смокинговом платье – были и такие невесты, и в красных платьях, и в розовых. Как и цвет, меняется и все настроение свадебного наряда. Это всегда зависит от выбора невесты – цвет свадьбы и цветов, и еще много всего-всего-всего. Мы пытаемся вникнуть во всю историю торжества – будет ли это венчание, хупа или другой какой-то обряд? Это все очень долго и тонко, включает в себя общение с родителями, с невестой. Это – целая жизнь.

– Можете назвать какие-то особые тенденции именно этого сезона?

– Нет, свадебное платье должно быть уникально. Оно должно быть неповторимо и создано с учетом всех тонкостей и особенностей конкретной пары. Конечно, если у людей есть такая возможность. Свадебное платье от Valentin Yudashkin – удовольствие недешевое, это практически как хороший автомобиль.

– Сколько же стоит свадебное платье от Valentin Yudashkin?

– Начиная от 45 тысяч евро и выше.

– В этом году Вы впервые выпустили коллекцию одежды специально для Фаберлик. По вполне приемлемым ценам. Как Вам понравился этот опыт?

– Сейчас все большие Дома коллаборации делают. Такой принцип как с H&M. Фаберлик – это наш H&M. Для нас это новый опыт, такой удивительный момент – надо было понять огромнейшую массу людей – и мы отлично поработали. Тестовые продажи были большие, и вещи закончились быстрей, чем прошла рекламная компания.

– Не так давно Ваша дочь Галина вышла замуж. Что Вы испытывали, создавая платье для самой любимой для Вас невесты?

– Я всегда понимал, что когда-то буду делать свадебное платье для своей дочери. Это очень трепетное чувство. Платье получилось уникальное – музейный экспонат. Ткани для него делались в Италии. На одну вышивку – воссозданные русские орнаменты – ушло 8 месяцев. Было потрачено около миллиона жемчужин.

– Его где-то можно посмотреть?

– Оно убрано в шкафы, хранится в запасниках.

– Среди Ваших клиентов огромное количество звезд первой величины, они к Вам приходят со своими идеями?

– Нет, нет. Со своими идеями можно идти в ателье, где вас послушают и сделают, как попросите. Но если вы хотите авторское платье, у нас есть масса условий. Когда для нас история непонятная, или человек не может определиться, тогда мы отказываем. Ведь кроме творчества, есть еще и бизнес. Нужно, чтобы люди уложились в календарь, в наши сроки и несли такую же ответственность, как и мы, по примеркам, главным образом – не опаздывая и не перекладывая на другие дни. Наша техническая группа решает массу задач и учитывает множество тонкостей.

– Человек, который к Вам приходит, должен Вам просто отдаться?

– Это работа моих ассистентов, которые до того, как начнется работа, объясняют весь процесс создания сценических костюмов. Выясняют все обстоятельства, детали и условия: какой зал, страна, время года, идеи декораций, музыки, всего действа. Все должно быть учтено.

– Недавно узнала, что Татьяна Навка готовит новое ледовое шоу «Руслан и Людмила», премьера которого состоится в декабре. Говорят, что костюмы для шоу будет делать сам Валентин Юдашкин…

– Мы давно знакомы с Татьяной. Она выходила замуж в нашем платье. И совсем недавно специально для Каннского кинофестиваля для нее было создано очень красивое платье. До премьеры «Руслана и Людмилы» не так много времени. Я не буду выступать основным художником шоу, а только консультантом, но какие-то образы для нее обязательно найдем.

– Valentin Yudashkin как-то представлен в Лондоне?

– Пока мы продавались только в Харродс. У нас были разные предложения, но постоянного представителя здесь нет. Мы живем больше в Москве, а работаем в Париже. Из Лондона к нам обращается огромнейшее количество богатых людей, но они не всегда понимают, что будут делать – марка очень сильная, большая, известная и дорогая. Все не так просто.

– Какое у Вас отношение к Лондону?

– Я в Лондоне частый гость. Люблю его традиции и его людей. Я узнал и полюбил этот город, будучи приглашенным сэром Стивеном Редгрейвом на олимпиаду в Лондоне. Это уникальный олимпийский чемпион, который на пяти олимпиадах подряд завоевал пять золотых медалей по гребле. На Лондонской олимпиаде он зажигал олимпийский огонь, а я был его личным гостем. Во время олимпиады все было перекрыто, и мы много ходили пешком, гуляли по городу. Пожалуй, в это время я лучше всего узнал Лондон, увидел его парки, посмотрел уникальные места, архитектуру, эти маленькие бутички, уютные чайные, кафе, блошиные рынки. Удивительные впечатления.

Фотографии предоставлены пресс-службой Дома Моды Valentin Yudashkin.

Метки: , , , ,
Pin It

Ещё почитать

Comments are closed.