«Альфонс Муха: в поисках красоты»

08/08/2017 • Featured, Арт-Гид, Выставки, Искусство, КультураComments (0)125

Reverie, 1898. © Mucha Trust 2017.

Так уж заведено в этом мире, что периоды расцвета и триумфа чередуются с временами забвения. Но заканчивается цикл, и давно забытое старое открывается заново, проявляя грани, не замеченные предшественниками. Такая судьба постигла творчество Альфонса Мухи – уникального мастера ар-нуво, наиболее ярко и исчерпывающе выразившего суть этого стиля во многих сферах декоративного искусства, иллюстрировании книг и журналов, рекламе, плакате, дизайне интерьеров, мебели, ювелирных изделий, сценографии, театральном костюме.

После взлета славы, сопутствовавшей художнику в 1894-1905 годах, и стабильного периода 1910-20-х с приходом функционализма внимание к его творчеству стало угасать, а после Второй мировой войны о Мухе и вовсе забыли.

Новый всплеск интереса к произведениям чешского художника наступил в 1960-е. К тому времени интернациональный стиль и функционализм с его прямыми линиями и чистыми плоскостями свелся к выхолощенной однообразной диктатуре единого стиля – независимо от континента, места, национальных особенностей и климата. Изломанные вьющиеся линии модерна пришлись по душе новому поколению, которое восприняло их как глоток свежего воздуха, возможность вырваться из рамок запрограммированной анонимности функционализма. Внимание к народному искусству и его орнаментам, рукотворным вещам – вместо машинной штамповки массовой продукции – спровоцировало интерес к забытому стилю. Движение хиппи, современные художники, архитекторы и музыканты подхватили и интерпретировали модерн в одежде, архитектуре, дизайне, психоделическом роке и новых формах джаза. А в плакате и иллюстрации и вовсе поднялась целая волна подражания стилю Мухи – от прямого цитирования до вариаций на тему.

Mucha in his studio, Paris, c.1901. © Mucha Trust 2017.

Выставка «Альфонс Муха: в поисках красоты», открывшаяся этим летом в ливерпульском музее Walker Art Gallery, представляет коллекцию работ художника, ставших иконами стиля ар-нуво и продолжающих вдохновлять дизайнеров XXI века. В экспозиции около 100 плакатов, рисунков, фотографий, живописных и скульптурных работ мастера.

Альфонс Мария Муха родился в 1860 году в старинном моравском городке Иванчичи, рядом с Брно (в те годы – территория Австро-Венгерской империи), в семье мелкого судебного чиновника. Благодаря хорошему голосу был принят в хор мальчиков капеллы собора Св. Петра и Павла в Брно, что давало ему право учиться в гимназии. По-видимому, не слишком прилежно, так как парня отчислили с формулировкой «за плохую успеваемость». Семейная история гласит, что по пути домой в родной городок Иванчичи Альфонс заглянул в гости к другу. Случайно увиденная настенная роспись в традиционном стиле чешского барокко, выполненная местным художником, поразила его. Как и осознание того, что художник может зарабатывать на жизнь своим ремеслом. Так пришло решение стать профессиональным художником.

Однако попытка поступления в Пражскую академию художеств не удалась, так что пришлось корпеть писарем в суде по протекции отца. Впрочем, местный любительский театр притягивал Муху куда больше, и он посвящал ему все силы: вначале как актер, потом взялся изготавливать декорации, дизайн афиш и билетов. В 19 лет Альфонс получил место художника театральных декораций в Вене. Пожар в театре «Рингтеатр», во время которого погибло 500 человек и сгорела мастерская, лишил его работы, и Муха отправился путешествовать по стране на поезде. Деньги закончились в городке Микулов, и за постой в местной гостинице пришлось расплачиваться рисунками. Которые, по прихоти благосклонной фортуны, попались на глаза графу Куэн-Беласси. Впечатленный увиденным, тот заказал Мухе росписи в своем родовом замке в Микулове и в парадном дворце Эммахоф под Веной. Мало того: талант Альфонса решил поддержать брат графа Эгон, согласившись оплатить его учебу в Мюнхенской академии изящных искусств, а затем и в Париже, в наиболее известных художественных школах того времени – Академии Жюлиана и Академии Коларосси.

Муха учился и с восторгом осваивал Париж, когда финансирование внезапно прекратилось. Пришлось перейти на диету из фасоли, бросить занятия серьезной живописью и пытаться выжить в прекрасном, но жестоком к слабакам городе. Муха голодал, перебивался подработками, выполняя иллюстрации для разнообразных журналов и книг, обложки. Постепенно нарастали связи, прибавилось заказов, появилась репутация надежного и успешного иллюстратора. Париж любит тех, кто держит удар, и в рождественские дни 1894 года судьба подарила художнику шанс, круто изменивший его судьбу.

26 декабря Муха работал в печатной мастерской Lemercier – выручая друга, делал корректуру печатных оттисков. Художники разъехались на рождественские каникулы, и когда агенту печатников мсье Бруноф вдруг позвонила актриса Сара Бернар и попросила немедленно создать афишу к постановке спектакля «Жисмонда» (Gismonda) с ее участием, тот растерялся. Но звездным дивам отказывать не принято, и Бруноф обратился к единственному, кто был под рукой – Альфонсу Мухе. А несколько дней спустя на парижских улицах появился плакат, вызвавший у публики такое восхищение, что за ним началась настоящая охота. Ушлые коллекционеры подкупали расклейщиков афиш, а более беспринципные граждане, вооружившись бритвами, под покровом ночи попросту срезали плакаты с афишных тумб.

Их трудно осудить. На огромных, более двух метров в высоту узких листах, отпечатанных в технике цветной литографии, во весь рост вздымалась фигура кумира парижской публики – несравненной Сары Бернар. В пышном, роскошном одеянии, с венком в волосах и пальмовой ветвью в руках. Над головой – арка с выложенным мозаикой именем, золотистый фон: ни дать ни взять – античная богиня.

Сара Бернар высоко оценила работу художника, о существовании которого до этого и не подозревала: по ее протекции Муха получил место главного декоратора в театре «Ренессанс». Знаменитая актриса также подписала с Мухой личный контракт: в течение шести лет художник создавал костюмы, декорации и афиши ко всем спектаклям с ее участием.

Альфонс Муха не только был одним из основоположников направления ар-нуво, столь популярного в Европе и Америке в 1890-1910 годы. Он создал собственный стиль, который современники именовали «стиль Мухи». Особенно ярко он проявился в театральной афише и рекламном плакате – жанрах, поднятых художником на новую высоту. В том, что в конце XX века плакат из чисто прикладного оформительского ремесла перешел в ранг самостоятельного вида искусства, немалая заслуга Альфонса Мухи.

Language of Flowers, 1900. © Mucha Trust 2017.

Будучи прекрасным рисовальщиком и воспитанником традиционной академической школы, художник перенес ее в плакат, придав этому «легкому» жанру классическую весомость. При этом Мухе удалось избежать подробности и многословия станковой живописи – мастерски стилизовав элементы в единую гармонию, он разработал свою характерную схему: необычно вытянутый длинный формат листа, виртуозные композиции, построенные на кривизне, волнообразной подвижности, гибкости и текучести линий. Никаких прямых углов и строгих геометрических форм – это царство арабесок, прихотливо закрученных локонов, изгибающихся фигур, выразительных складок драпировок. Выработался и характерный для большинства плакатов набор приемов: арка или круглый (полукруглый) диск за головой женской фигуры, заполненный цветами, текстом, орнаментом; сложные блеклые цвета, и дань «византизму» – золото и серебро. Хорошо ознакомленный с новыми достижениями в литографической печати художник первым ввел в плакат эти цвета.

Главные героини произведений Мухи – женщины. Он сотворил целую галерею типажей-образов: Девы, Дамы, Принцессы, Чаровницы. Муха великолепно чувствовал конъюнктуру эпохи, умело смешивая ингредиенты разных стилей в эффектные и дразнящие «коктейли»: легкий налет мистицизма и символизма, чувственность и обнаженность в рамках приличия. Появилось даже понятие «La Femme Muchas» – «Женщины Мюша» (Мюш – французский вариант произношения фамилии художника). Эти образы стали в какой-то степени визуальным символом Belle Epoque. Работы Мухи пользовались невероятной популярностью – рисунки и акварели, переведенные в литографию, расходились тысячами экземпляров. Самое поразительное, что наш художник оказался востребованным и в среде радикальной художественной богемы, и у консервативной публики: его эстампы висели в кабинетах снобов и высоколобых эстетов и в дамских будуарах, в домах обывателей и на афишных тумбах улиц и площадей, украшали открытки, календари и иллюстрированные приложения к журналам. Это была роскошь, дешевизна которой была доступна всем слоям общества. Что для Мухи, одержимого идеями демократизации искусства и не один раз высказывавшего мысль «Бедность имеет право на красоту», имело огромное значение. Художник даже вступил в 1895 году в объединение «Салон ста». Его участники не только декларировали идеи ар-нуво, но и активно занимались созданием доступного по цене искусства – «искусством для дома», как они его называли: выпускали недорогие художественные издания, альбомы литографий, серии плакатов и панно для интерьеров. Афиша Мухи, анонсирующая 20-ю выставку «Салона ста», имела такой успех у публики, что за две недели было продано 7 тысяч экземпляров.

Именно в этой галерее в 1897 году состоялся первый большой показ работ художника: 448 рисунков, плакатов и эскизов. То было время, когда плакат завоевывал мир – международные выставки прошли в Вене, Кракове, Париже, Санкт-Петербурге, Нью-Йорке. Благодаря этим экспозициям, а также специализированным периодическим изданиям, об Альфонсе Мухе узнали в Европе и Америке. На выставке в Санкт-Петербурге представили 18 плакатов чешского автора – стартовая точка огромной популярности его творчества в России.

Waverley Cycles, 1898. © Mucha Trust 2017.

В течение десятилетия на рубеже веков Муха был в числе наиболее востребованных и успешных парижских художников. На него обрушился ливень заказов: театральные афиши, рекламные плакаты, декоративные панели, обложки журналов, меню, открытки, календари. Дизайн предметов интерьера, мебели, посуды, столовых приборов; упаковки, этикетки и рекламные иллюстрации – от шампанского Moet & Chandon до туалетного мыла. Известный ювелир Жорж Фуке создавал по эскизам Мухи ювелирные изделия и т.д. В 1899 году австрийское правительство заказывает художнику дизайн интерьеров павильона Босния-Герцоговина для парижской Всемирной выставки 1900 года. Работая над проектом, Муха отправляется в длительное путешествие по балканским странам, собирая материалы, делая зарисовки, углубляясь в историю. Именно тогда у него родился грандиозный замысел – создать монументальное творение, прославляющее славянскую культуру. Национально-исторический цикл огромных картин, который Муха назвал «Славянский эпос», занял 20 лет его жизни. Вернувшись в Чехию, в огромном Хрустальном зале замка Збирог неподалеку от Праги художник пишет холсты размерами в 48 квадратных метров. Финансировал проект чикагский миллионер Чарльз Крейн.

В 1928 году «Славянский эпос» – 20 гигантских полотен о знаменательных событиях в истории славянских народов (есть среди них и «Отмена крепостного права на Руси») – был передан художником в дар городу Праге. Критики встретили работу прохладно: говорили об анахронизме, «опоздании» на столетие, об излишнем пафосе и навязчивом монументализме. Парадоксально, что «Эпос», который художник считал главным достижением и делом всей жизни, не обрел признания. И Альфонс Муха, отрицавший свою близость к модерну, потому что всегда считал принадлежность к определенному стилю потерей индивидуальности, стал символом искусства ар-нуво.

Alphonse Mucha: In Quest of Beauty

16 июня – 29 октября 2017

Walker Art Gallery

William Brown Street, Liverpool L3 8EN

www.liverpoolmuseums.org.uk/mucha

Метки: , , , , ,
Pin It

Ещё почитать

Leave a Reply